ГлавнаяТема номераКалендарь событийАрхив
21 Октября 2018 г. 5:25
gazeta.sfedu.ru gazeta.sfedu.ru sfedu.ru


«Университетское образование на Дону: история, традиции, перспективы».

29 Ноября 2011 г.
Доклад в рамках университетских чтений


Уважаемые коллеги, члены Ученого Совета Южного федерального университета!

Уважаемые коллеги, профессорско-преподавательский состав, сотрудники и студенты  Южного федерального университета!

Уважаемые коллеги, выпускники Южного федерального университета и вузов, составляющих новое культурно-образовательное и интеллектуальное пространство Южного федерального университета!

Уважаемые гости, принимающие участие в сегодняшнем Событии!

Позвольте заранее принести свои извинения за то, что форма сегодняшнего выступления – это не совсем доклад в рамках университетских чтений, поскольку торжественность события диктует решение благородной задачи в неблагодарной размерности времени. Прошу Вас отнестись к этому, понимая условность формы и безусловность времени.

Второе отступление связано с тем, что движущей силой социального развития, его бесценным капиталом является человеческий фактор в лице тысяч людей, писавших историю университетского движения на Дону своей деятельностью, своими жизнями. История не бывает безликой, но назвать даже главные действующие лица университетской истории, ее талантливых творцов не представляется возможным. Прошу простить меня всех тех, имена которых должны были бы прозвучать сегодня с этой трибуны. Прошу понять меня, всех тех, кто присутствует сегодня в этом зале.

  *   *   *

Прошло не много и не мало, а именно ПЯТЬ лет, для того чтобы сам социальный факт, засвидетельствовавший возможность институционального изменения ландшафта российской высшей школы, мог осознаваться в качестве События общественной жизни. События, способного существенно изменить облик российского образования, поскольку именно пять лет назад, в рамках Национального проекта «Образование», был дан старт широкомасштабному социально-образовательному проекту – Федеральный университет!

Пять лет назад на свет появился документ на казенном языке звучащий как РАСПОРЯЖЕНИЕ   Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006 г. N 1616-р, в котором фиксируется сам факт создания федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Южный федеральный университет", путем реорганизации ряда образовательных учреждений.

Этот документ вполне оправданно можно назвать «Свидетельством о рождении», именно свидетельством о рождении, поскольку он лишь обозначил возможности нового институционального образования, в определенном будущем получить «Аттестат зрелости», войдя в когорту мирового университетского сообщества на правах равного его лучшим образцам!

Пять лет для измерения по шкале социального времени цивилизационной соразмерности – срок ничтожно малый! Это даже не МИГ! Но эти-же пять лет для жизни нового социально-культурного образования – Южный федеральный университет, имеют совершенно другую шкалу измерений, по которой каждый год, прожитый в новом пространстве, по спресованности событий, абсолютно неравен аналогичному году любого из образовательных учреждений в их прошлых административно-статусных рамках.

Это еще раз свидетельствует об уникальности и специфической неповторимости каждого из профессионально-педагогических коллективов, взявших на себя нелегкий труд переосмысления всего накопленного опыта, исходя из принципиально новых условий совместной профессиональной деятельности.

Где взять тот необходимый потенциал преобразовательного движения, который может позволить пройти сложный путь к целостности культурно-образовательного, научно-интеллектуального пространства университета достаточно динамично, без излишней социальной напряженности с все более глубоким пониманием неординарности решаемых задач? Есть ли исторически оправданные предпосылки эффективного преодоления неизбежно возникающих противоречий сложного и многогранного процесса объединения?

Именно здесь и приходит на помощь понимание уникальности образовательного пространства, которое всегда есть такая встреча Прошлого и Настоящего, которая во многом предопределяет Будущее. С этой точки зрения вход в Храм науки во многом должен совпадать с чистилищем исторически выверенного понимания места и предназначения этого самого храма. Особенно когда речь идет об университетах этих культурных и интеллектуальных движителях человеческой истории. Сама идея университета реализует себя только тогда, когда, по утверждению известного немецкого философа К. Ясперса «Он самостоятельно решает вопросы, касающиеся университетской жизни, независимо от того, живет ли он на средства учредителей, стародав­них прав собственности или же государства... Эта автономия про­истекает из незыблемости наднациональной, всемирной идеи ака­демической свободы... Академическая свобода как привилегия оз­начает признание права обучать истине вопреки любым стремле­ниям ее урезать...»

Далее ученый продолжает: « Университет – это место где, благодаря условиям, создаваемым государством и обществом, культивируется самосознание эпохи... Но так как истина открывается в результате систематического поиска, то исследования являются первейшей задачей университета… Поскольку масштаб истины намно­го превосходит масштабы науки, то и ученый обязан рассматри­вать этот поиск в общечеловеческом масштабе, а не только как спе­циалист... Задача университета связана с обучением, так как знание  истины нужно передавать... ( Мы бы уточнили – передавать следует не само знание, а способ его обретения, то есть тайны познания)…В свою очередь, исследование и обучение обеспечивают развитие интеллектуальной культуры, в которой истина обретает свою значимость и очевидность. Следовательно, задача университета тройственна –  исследование, передача знаний (образование) и культура. Каждая из этих границ, рассматриваемая сама по себе, не может быть отделена от двух других»[1].

Напомним, что в правительственном документе достаточно четко определена основа реорганизации образовательных учреждений «в форме присоединения учреждений к университету (имеется  в виду Ростовский государственный университет)», а поэтому, в первую очередь обратимся к его истории, у которой есть и европейские корни и российская ментальность и северокавказский акцент образовательной политики.

Стоит отметить и то, что сама история Ростовского университета в ее юбилейном изложении выглядит достаточно парадоксально. Так, если в 1965 году отмечался 50-ти летний юбилей университета, то уже в 1969 году, спустя четыре года,  общественность была приглашена на его 100-летие, а  в 1995 году торжества были посвящены 80-ти летию университета. И в этом зале присутствуют наши коллеги, чей труд был отмечен к юбилеям с обратным отсчетом времени, вначале к 100-летию, и уже затем к 80-ти летию одного и того же университета-юбиляра.

Если же обратиться к исследованиям наших коллег, ученых университета, то можно объяснить и этот удивительный парадокс исторического сознания. Итак, в ноябре 1816 года Александр 1 подписал Указ об основании Варшавского королевского университета, который состоял из 5-ти факультетов: права и управления, медицинского, философии, теологического, изящных наук и искусств. Именно от даты этого Указа и берет начало история нынешнего Варшавского университета.  После польского освободительного восстания 1830 - 1831г. русское правительство закрыло этот университет и Варшава долго еще оставалась городом без высшей школы.

И только в 1869 году в указе Александра II от 8 июля 1869 года говорилось: «взамен Главной школы в Варшаве учредить с начала будущего 1869/70 академического года Императорский Варшавский университет». Таким образом, в биографии Ростовского университета появляется еще одна отправная точка отсчета университетского времени, времени, которое стало оформлять  традиции, сохраняемые и развиваемые в последующем.

Во-первых, с 1871 года начали выходить "Варшавские университетские известия", в которых были опубликованы многие важные научные работы. Во-вторых, к чтению лекций привлекалась профессура из числа тех, кто, по словам видного ученого, ректора университета П.А. Лавровского – «… успел занять видное место в науке, исследования которых приобрели вес в ученой литературе…». В-третьих, были организованы и активно действовали научные общества и студенческие кружки. В результате, всего за три года Варшавский университет становится новым периферийным центром науки и культуры России.

Великие исторические встряски обеспечили Варшавскому университету еще не одно испытание, некоторые из которых прерывали его образовательную жизнедеятельность. Именно в эти периоды образовательного межсезонья впервые возникла идея перевода Варшавского университета в один из русских городов. Однако в начале 1907 года Совет Министров находит, что «…В Варшаве русский государственный университет открыт, он и должен оставаться в Варшаве..."

История разрешила этот спор по своему: империалистическая война, начавшаяся в 1914г., привела в июле 1915г к необходимости эвакуации университета из Варшавы. Несмотря на то, что подавляющее большинство научных работников и часть студентов и служащих выехали в Москву, большая часть оборудования, университетская библиотека (третья по богатству фондов в Российском государстве) и даже личные библиотеки профессоров остались в Варшаве.

Варшавский университет в буквальном смысле слова оказался на распутье, поскольку Министерство полагало возможным организовать занятия по историко-филологическому, юридическому факультетам и математическому отделению физико-математического факультета в Москве, а по естественному отделению и медицинскому факультету - в Саратове или Казани. Но такое решение вопроса не устраивало ни Москву, ни Саратов, ни Казань, ни Совет Варшавского университета.

Между тем, еще в 1910г. ростовчане ходатайствовали об учреждении в городе университета хотя бы с одним медицинским факультетом, предлагая при этом 2 млн. рублей и землю для постройки зданий. Но царское правительство  в то время отказало в этой просьбе.

Когда стало известно, что Варшавский университет должен временно переехать в один из провинциальных городов, было решено пригласить его в Ростов. Инициатором постановки этого вопроса перед городской управой был главный врач Ростовской больницы Николай Васильевич Парийский (1858-1923), бывший приват-доцент медицинской академии, впоследствии профессор Донского университета.

12 августа 1915г. Совет университета единогласно, при одном воздержавшемся, признал желательным перевод Варшавского университета в Ростов, крупный купеческий город, в котором до этого времени не было ни одного научно - учебного заведения, ни одного человека с ученой степенью и званием. С переездом Варшавского университета здесь сразу оказался большой коллектив ученых и студентов.  Следует отметить и то, что граждане Ростова с большим энтузиазмом отнеслись к такому решению вопроса. Вот о чем свидетельствует пресса тех лет. « Местное население при появлении профессоров Варшавского университета в ростовском городском саду оказало им редкое академическое приветствие: симфонический оркестр исполнил университетский гимн и при этом вся многочисленная публика встала со своих мест и обнажила головы».

После труднейшей эвакуации из Варшавы по прибытии в Ростов-на-Дону в 1915 -16 учебном году университет полностью восстановил основные направления и масштабы своей деятельности (за исключением материальной базы). Это было несомненной заслугой ректора университета С. И. Вехова, деканов факультетов, всего профессорско - преподавательского корпуса, учебно-вспомогательного состава, а также городских властей По численности студентов Университет занимал 5-ое место, уступая только Московскому, Петербургскому, Киевскому и Харьковскому.

Таким образом, в истории становления Ростовского университета возникает еще одна точка координат для отсчета университетского времени. Открывается следующая страница перевоплощения Варшавского университета, который уже с 1 июля 1917 года был преобразован в Донской университет в составе историко-филологического, юридического, физико-математического и медицинского факультетов.

В этот период зарождается еще одна традиция организации университетского пространства, в определенном смысле преодолевающая институционально-организационные рамки собственно университета. Речь идет о том, что с появлением университета в Ростове-на-Дону стремительно развивается образовательная инфраструктура. По инициативе преподавателей университета в Ростове в 1915 - 1918 гг. были открыты Высшие женские курсы, городской женский Медицинский институт, одногодичные педагогические курсы для лиц с высшим образованием для подготовки учителей средних учебных заведений, Археологический и Коммерческий институты. Совет университета на своем заседании выразил готовность оказать поддержку Ростово-Нахичеванскому обществу народных университетов. Желание читать в нем лекции и вести практические занятия высказали многие профессора медицинского и юридического факультетов.

Ростов, как университетский город, превращается в крупнейший центр высшей профессиональной школы на юге державы.

Теперь уже Донскому университету пришлось пережить революционные потрясения во всей их противоречивости на Донской земле, лихолетие гражданской войны с чередующейся сменой властей, неоднократным изменением Устава университета, сохранив при этом непрерывность учебного процесса, преодолевая тот социальный раскол, который неизбежно сказывался как на ориентациях профессорско-преподавательского состава, так и основной студенческой массы.

С января 1920 года начинается очередной этап реорганизации университета. В 1921году в состав университета влились высшие женские курсы и городской женский мединститут и этим был положен конец раздельному обучению мужчин и женщин в высших учебных заведениях. Вместо юридического и историко-филологического факультетов был организован факультет общественных наук с двумя отделениями: правовым и экономическим. К началу 1922/23 учебного года при университете организовали педагогический факультет в составе 4 отделений: физико-технического, социально-экономического, естественного, лингвинистического.

В 1925 году, после создания Северо-Кавказского края, университет стал Северо-Кавказским государственным университетом. К этому времени в его стенах проходили подготовку 4415 студентов.  Были организованы научно-исследовательские институты математики и естествознания, институт местной экономики и культуры, институт экспериментальной, клинической и социальной медицины. В качестве центра научной и культурно-просветительской работы университета с вузами Северного Кавказа был открыт «Дом ученых». Расширяется диапазон университетских изданий. При университете организована работа 10 научных обществ. Устанавливаются научные связи с зарубежными научными учреждениями.

Существенно выросший педагогический и научный потенциал университета позволяет принять принципиальное решение о его преобразовании. В начале января 1931г. в газете "Молот" было опубликовано объявление: "Северо-Кавказский государственный университет с 15 января сего года ликвидируется, и на его базе организуются следующие самостоятельные институты…

Таким образом, дав жизнь медицинскому, педагогическому и финансово-экономическому институтам сам университет в составе физико-математического, химического и геоботанического факультетов стал называться Ростовским государственным университетом. И это еще одно измерение отсчета университетского времени теперь уже собственно РГУ.

К началу 1941 года университет представлял собой крупный научно-учебный и культурный центр на Дону и Северном Кавказе. В его состав входили: физико-математический, геолого-почвенный, географический, биологический, химический, вновь открытый в 1941 году историко-филологический факультеты, НИИ математики и физики, НИИ биологии, ботанический сад, астрономическая обсерватория, ионосферная станция. На 36 кафедрах работало 183 преподавателя и обучалось 1471 студент.

Великая Отечественная, перечеркнув мирную жизнь огромной страны, заставила университетское сообщество искать свое место в боевом строю защитников Родины. В первые же дни войны около 800 студентов, сотрудников и преподавателей ушли на фронт. Оставшиеся в Ростове, наряду с продолжающимися учебными занятиями, участвовали в строительстве оборонительных сооружений и организовывали работу, связанную с выполнением заказов фронта.

Университет продемонстрировал, что его научный потенциал способен весьма оперативно перестроить направленность исследований и организовать их практическую реализацию. Химики университета под руководством проф. Н. И. Трифонова разработали и наладили массовое производство зажигательной бутылочной гранаты. В экспериментальных мастерских (ул. Горького 88) физики и математики изготавливали различные взрывные устройств, новые приборы радиосвязи для Красной Армии, испытывали на прочность различные материалы.

С июля 1942 года Университет вынужден был эвакуироваться из Ростова, вначале в Махач-Калу и затем в г. Ош Киргизской ССР. Во время своего пребывания там университет продолжал свою педагогическую и научно-исследовательскую работу. Здесь были развернуты научные исследования по проблемам:

– геологи – поиск новых полезных ископаемых (Наукайский минералогический комплекс);

– ботаники – улучшение качества хлопка, поиск новых лекарственных трав;

– химики – создание искусственного каучука;

– историки, филологи – организация и открытие новых школ, борьба с неграмотностью.

Пребывание в г. Ош отмечено еще одним исторически интересным фактом. По иронии судьбы здесь, на время эвакуации, вновь объединились в одно образовательное учреждение Ростовский университет и пединститут – будущие партнеры по выстраиванию научно-образовательного пространства Южного федерального института.

В начале 1944г. было получено указание о реэвакуации. Коллектив РГУ помог создать базу и подобрать преподавательский состав для пединститута, который было решено создать в г.Ош после отъезда университета. Этот институт работает в настоящее время. В числе его сотрудников осталось несколько преподавателей университета.

2 мая 1944 года коллектив университета распрощался с Киргизской ССР и 16 мая прибыл в Ростов.

За время Великой Отечественной войны более 600 студентов, преподавателей, сотрудников университета участвовавших в боевых действиях, были награждены боевыми орденами и медалями, многие дошли до Вены, Праги, Варшавы, Берлина.

Учебные занятия в г. Ростове начались в мае-июне 1944г. и проходили главным образом в общежитии. В это же время коллектив научных работников, преподавателей, студентов и служащих усердно работал на строительстве и восстановлении зданий, оборудования и библиотеки. В начале 1945г. университет получил обратно свой главный корпус (ул. Энгельса 105). Сюда перебрались все факультеты кроме химфака и физмата, все общеуниверситетские кафедры, ректорат.

Хотелось бы особенно отметить, что все эти сложные годы жизни университета, с 1938 по 1954 г. ректором Ростовского университета был кандидат физико-математических наук,  доцент Семен Ефимович Белозеров.

По всей вероятности  период с середины 50-х годов можно было бы назвать периодом обретения  университетом научной и образовательной зрелости. К этому времени подготовлена почва для принципиально нового шага в его развитии, созданы условия выхода на уровень, позволяющий конкурировать с ведущими университетами страны, а по некоторым направлениям и выхода на мировой уровень. Этот период совпадает и с еще одним из обязательных моментов успеха. Университет возглавляет новый ректор, степень научной и управленческой зрелости которого совпадает со степенью готовности университета к обретению нового качества. В августе 1957г. ректором университета стал Юрий Андреевич Жданов, который посвятил университету более тридцати лет своей жизни.

Это были годы удивительно точного сочетания университетских традиций с инновационными возможностями, придающими этим традициям абсолютно новое звучание, наполняющие их преобразующим содержанием.

Традиции академических свобод способствовали рождению весьма своеобразных принципов  демократической управленческой культуры. Ю.А. Жданов, по его признанию, для себя установил несколько основных принципов: «ни во что не вмешиваться» (а задавать тон), «если можешь – помоги», «особое внимание к талантливым людям и инновациям», «не ввязываться в дрязги и скандалы».

Традиции развития научного потенциала университета с созданием новых, перспективных направлений были реализованы за счет приглашения талантливых ученых. Из  Ташкента  приехал Л.С. Марочник (астрофизика), из Астрахани – Ю.Н. Куражковский (экология), из Новочеркасска – В.И. Минкин (теория органической химии), из Львова – В.Е. Давидовича (теория культуры), в университет перешел на работу Г.В. Войткевич (геохимия).

Традиция создания новых научных направлений и школ стала основой, в первую очередь, создания первого в мире НИИ нейрокибернетики, открытия научно-исследовательских институтов физики, физической и органической химии, механики и прикладной математики, социальных и экономических проблем.

Традиция классических университетов к поиску интеллектуального равновесия фундаментального знания и гуманитарного мышления обозначена в особом отношении Ю.А. Жданова к развитию гуманитарных наук. Был открыт философский факультет, на становление которого особое влияние в ту пору оказал выдающийся отечественный философ Э.В. Ильенков, неоднократно читавший лекции в РГУ.

По инициати­ве Ю.А. Жданова в РГУ создается первая в стране кафедра теории культу­ры, а университет стал одним из признанных центров культурологической мысли.

Детищем Ю.А. Жданова является Северо Кавказский Центр Высшей Школы как организационный центр научно-исследовательской и учебно- методической деятельности, обеспечивавший динамичное развитие науки и образования на Северном Кавказе, который по меткому выражению Ю.А. Жданова является ни чем иным, как солнечным сплетением Евроазии.

Можно и дальше перечислять как идеи, так и их воплощение в организации университетской жизни, поскольку они столь же многогранны как и личность Ю.А. Жданова. Ограничусь тем, что приведу слова его  преемника на посту ректора университета, нынешнего президента Южного федерального университета проф. А.В. Белоконя: «  Когда меня спрашивают: «Какие события минувшего века являются, на мой взгляд, самыми важными?», я отвечаю, что первое событие – это появление  в  нашем  городе  университета, а  второе – приезд  в  Ростов Ю.А. Жданова, творческая судьба которого целиком связана с отечественным образованием и наукой и значительная часть жизни которого непосредственно связана с нашим университетом…»

Сегодня можно смело говорить о том, что ученый с мировым именем, член-корреспондент Академии наук СССР Ю.А. Жданов не только человек эпохи со всеми ее коллизиями, но и ЧЕЛОВЕК – ЭПОХА, Эпоха принципиально нового понимания роли университета и университетского образования в культурном воспроизводстве человечества.

Набранный коллективом Ростовского университета научный, культурный, интеллектуальный и образовательный потенциал в динамике его возможного развития, сохраненный в сложные годы выживания образования в трансформируемом российском обществе и послужил основой поиска адекватного ответа на образовательные вызовы  ХХI века.

Новые тенденции общецивилизационного развития в виде постиндустриализма, глобализации, постмодернизма поставили перед университетским образованием целый ряд принципиальных вопросов. Участвует ли современный университет в историческом проекте человечества, который нам достался в наследство от Просвещения, — историческом проекте культуры? Наблюдаем ли мы зарю нового века университета как проекта или закат его критической и социальной функции? А если это закат, то что он означает?

Для российской высшей школы эти вопросы приобретали специфический контекст вхождения в европейское образовательное пространство под знаком Болонского процесса, что вызывало и вызывает неоднозначное отношение как к ценностям так и технологиям модернизации российского образования.

 Ответ на эти вопросы, вместе с классическим университетом вынуждены были искать и другие университетские образования, в том числе будущие партнеры Ростовского университета по созданию университета нового поколения.

Для такого мощного и успешного вуза как Таганрогский технологический институт, хорошо известного в нашей стране и далеко за ее пределами, задача университизации была связана с непростым процессом идентификации в условиях трансформации силового поля экономических, технических и социокультурных преобразований. Здесь внимательно изучался мировой опыт диверсификации университетского пространства, свидетельствующий о достаточно жесткой дифференциации университетов на классические, технические и профильные. Смена приоритетов общецивилизационного движения остро поставила проблему «предпринимательского» и «инновационного» университетов, концептуальные начала которых нашли свое воплощение в модели трансформации вуза.

Гуманитаризация образования как системы и процесса, задача сближения теоретической педагогики и педагогической действительности творчески решалась в педагогическом вузе путем создания учебно-научно-педагогического комплекса и разработки концептуальной модели многоуровневого (ступенчатого) высшего педагогического образования в региональном вузе. Здесь рождалось новое видение профессионально-педагогической культуры на основах личностно-ориентированной педагогики. Опираясь на традиции отечественных университетов и опыт современного высшего образования, пединститут двигался по пути университизации образовательного пространства на основе гуманистической философии, в центре которой развивающийся человек.

Искал свое место в этом процессе и самый молодой из вузов-партнеров, профессиональная направленность которого – архитектура и искусства, почти совпадает с одним из первых вариантов Варшавского университета, где был факультет изящных наук и искусств. Здесь рождались не только смелые дизайнерские проекты, но и осваивались сложные образовательные технологии индивидуальных траекторий овладения профессиональным мастерством.  Вышедший из недр строительного института он достаточно быстро вырос в Академию не по форме, а по существу.

Каждый из этих образовательных учреждений по своему решал общую задачу, затрагивающую сущность предназначения университета станет ли он ориентироваться преимущественно на статусно-символическую модель высшего образования, «… на обеспечение непосредственных запросов производства и прикладных задач местного масштаба (по модели оперативного профессионально-технического обучения "на заказ") или на подготовку научной, хозяйственной, политической, культурной элиты».

Ответом на эти вопросы и стало появление таких культурно-интеллектуальных скрепов всей институциональной системы российского образования, как Федеральный Университет, поскольку «центральным звеном любой национальной системы высшего образования мира на протяжении длительного исторического периода остается многопрофильный крупномасштабный исследовательский университет национального масштаба, Эти университеты, кроме решения общих задач высшего образования населения, обеспечивают крайне дорогостоящее, основанное на научных исследованиях воспро­изводство научных и педагогических кадров, без которого невозможно существование всей образовательной системы в целом».

Сегодня можно засвидетельствовать, что прошедшие пять лет взросления Южного федерального института – это пять лет ежедневных и мучительных исканий эффективных путей к выполнению своей исторической миссии, которая формулируется в Программе развития как: с одной стороны –

сохранение  и развитие   научно-образовательной  и  культурной  среды  Юга России, обеспечивающей   формирование  гражданского  сознания,  призванного наилучшим  образом  служить  России и всему миру. И поэтому свою историческую роль  университет  видит, с одной стороны –   в  сохранении,  накоплении и приумножении нравственных, культурных и научных ценностей общества; с другой – в содействии    росту экономического  и социально-культурного потенциала региона с учетом этнополитических    и   этноконфессиональных   особенностей   через генерацию   знаний  и  создание  инновационных  продуктов  мирового уровня.

Другое дело, насколько готов университет к выполнению этой миссии. По всей вероятности сегодня нет смысла перечислять все достижения Федерального университета на пути к себе самому, к своему самоопределению в качестве принципиально новой образовательной системы, поскольку все мы прекрасно понимаем университеты не рождаются росчерком пера. Они выращиваются десятилетиями, поэтому и приходится искать корни нового в истории старого.  Не так давно в своем интервью журналисту телеканала «Россия 24 – Дон» ректор ЮФУ Владислав Георгиевич Захаревич слегка приостановил прыткость журналиста, который попытался «подвести итоги лет прошедших» оценкой «удался ли эксперимент», напомнив, что за такой срок сложные социальные системы в виде результата могут только показать в том ли направлении движемся?

С этой мыслью тесно переплетается размышление одного из наших коллег, который  подчеркивает, что …главная трудность создания «большого» университета состоит не в развитии на новом уровне материально-технической базы и модернизации образовательных технологий, хотя это оказывается весьма и весьма сложным делом  и требует невероятных усилий университетского менеджмента, а в том, когда и как, с какими  ценностными ориентациями, принципами, этикой появится университетский дух Южного федерального университета, сформируется его идентичность.

Далее справедливо отмечается, что са­мое большое - в рамках ЮФУ -достижение за прошедшее вре­мя то, что уже создан сегмент реальной деятельности, кото­рую можно назвать деятельнос­тью в формате Южного феде­рального университета. В этом сегменте люди уже реально со­вместно трудились, дискутиро­вали, искали новые пути реше­ния, схемы, механизмы. Был ре­альный процесс модернизации образования и научного процес­са, в его рамках происходили взаимодействие и интеграция четырех вузов в один. Формиро­валась единая инфраструктура, единый менеджмент. Вырисо­вывались контуры стратегии развития университета, формы его работы.

То есть инновационный кластер внутри четырех ву­зов, который можно назвать Южным федеральным универ­ситетом, уже появился. И это можно назвать серьезным достижением. Именно это привлекает внимание к проблеме перспектив развития университета с точки зрения преодоления точек напряженности, своеобразных зон риска, мешающих оптимизировать динамику становления единого и целостного пространства Федерального университета.

Каковы же основные условия дальнейшего самоопределения УНИВЕРСИТЕТА?

Во-первых, речь идет о статусе процесса становления системы Федеральных институтов, для которой, Южный федеральный выступает в качестве первопроходца. Исходя из понимания места и значения процесса его создания в образовательной стратегии российского общества, которое оценивается как начало формирования в нашей стране каче­ственно новой современной образо­вательной структуры»  – можно утверждать, что мы имеем дело с социальным экспериментом национального масштаба.

При этом задачная постановка определена следующим образом: «Новый университет должен стать специальной площадкой для отработки новых орга­низационных моделей, новых образовательных техно­логий. Его инновационные программы должны быть тесно увязаны с фундаментальной наукой, с одной стороны, и с реальной экономикой, с другой».

Каждый человек, имеющий отношение к науке понимает –  если речь идет об эксперименте, то он, в первую очередь нуждается в научном сопровождении, постепенно высвобождаясь от излишней управленческой  бюрократизации.

Во-вторых, поскольку социальный эксперимент, как и любой другой, имеет определенные этапы, то следует более точно определить конкретные задачи первого этапа, одна из которых – «организация  творческого педагогического кол­лектива на основе тех авторитетных кол­лективов, которые, в конечном счете, создали новый образовательный центр, новый университет. И разумеется, что этот педагогический коллектив должен обеспечить современный образовательный про­цесс – познавательно-развивающий по своему характеру и диалоговый по существу». Таким образом, четко определяется сам субъект создания нового университета.

При этом следует учитывать, что каждый из вузов, вошедших в состав нового университета, по­добен отдельному государству с его историей и менталитетом. Поэтому любые вмешательства во внутреннюю жизнь такого социального института долж­ны быть основательно проду­маны и согласованы с участ­никами процесса. Обратим внимание – со всеми участниками, а не только с административными структурами отдельных структурных составных частей создаваемого университета.

В-третьих, общеизвестно, что наиболее адекватным средством современного развития являются инновации. Способность к инновациям становится индикатором современной организации. Эта способность позволяет выживать и разви­ваться в условиях нарастающей динамики социальных изменений и ужесточения конкуренции. По всей вероятности, именно поэтому в уставе университета инновационность обозначена в качестве родового признака новой образовательной  системы.

Суть инновации - целенаправленное изменение, вносящее в систему новые стабильные элементы, вызывающие переход системы из одного состояния в другое. Переход от одного состояния организации к другому, ка­чественно отличному от предыдущего, с необходимостью вызывает явление со­противления изменениям а, следовательно, дела­ет актуальной проблему преодоления старого, консервативного, обращенного к прошлому, нединамичного.

В-четвертых, понятия «развитие» и «сопротивление изменениям» неразрывно связаны друг с другом, предполагают друг друга. Дело заключается в том, чтобы создать ситуацию накопления «критической массы» инновационно настроенных и сознательно разделяющих преобразовательные идеи членов коллектива.  Следовательно, в организме управленческой деятельности должны появится структуры:

– с одной стороны, существенно сокращающие «дистанцию власти» и направленные на формирование корпоративной культуры  как мощного фактора организационного развития, преодолевающего реально существующие «разрывы», затрудняющие создание целостного университетского пространства;

– с другой, обеспечивающие постоянный мониторинг состояния социально-психологического климата в  разных структурных частях создаваемого социального  организма – нового университета, позволяющий определять  как «точки развития», так и способы и средства преодоления механизма торможения инновационных преобразований.

*    *    *

Уважаемые коллеги!

Получив «Свидетельство о рождении» мы с Вами делаем первые шаги  на пути к «Аттестату зрелости» в своем новом качестве.  Первые шаги всегда самые трудные, трудные потому что первые. Но как хорошо известно дорогу осилит идущий. Давайте пожелаем всем нам доброго пути на котором каждый идет своей дорогой: студент – от тягостей обучения к радости познания; преподаватель – от профессионального ремесла к творческому, преобразующему профессиональному мастерству; управленец – от регламентирующей безликости к созданию условий личностной самореализации. Но именно это и есть дорога от дисгармонии целей и задач «подготовки специалиста» к гармонии высокой миссии университета, призванного воспроизводить самосознание эпохи.

Г.Герасимов

 

 

 


[1] Цит. по Шаповалов В.А. Высшее образование в социокультурном контексте. М., 1996. С.106-107




comments powered by HyperComments
газета
'Южный Университет'
gazeta@sfedu.ru, pr@sfedu.ru
344006, г.Ростов-на-Дону,
ул.Большая Садовая, 105/42,
ком.506 б
Горшенкова Ольга Александровна


+7(863)263-82-85
+7(863)244-09-94