ГлавнаяТема номераКалендарь событийАрхив
30 Марта 2017 г. 3:47
gazeta.sfedu.ru gazeta.sfedu.ru sfedu.ru

Престиж статуса ученого

27 Мая 2013 г.
Елена Крамарова, аспирант Южного федерального университета, на встрече с президентом завела разговор о том, как сделать профессию ученого популярной и «уход в науку расценивался как успех, а не крах карьеры».


-  Здесь ответ очень простой, тривиальный, к сожалению, – нужно создать условия для этой научной деятельности, в том числе и лабораторные условия, и нужно повышать материальное благосостояние тех людей, которые этим занимаются, ответил президент Владимир Путин. – Сегодня мы стараемся это делать через систему грантов (и больших, и малых, и мегагрантов), стараемся организовать соответствующий научный процесс на современном уровне, в том числе путем создания площадок коллективного пользования вместе с научными учреждениями, с учреждениями академии наук, межвузовские площадки для совместного использования.

Стараемся построить работу таким образом, чтобы наши исследователи, в том числе и молодые, были участниками мировых процессов в науке и применительно к вузам и образованию. Мы практически сегодня участвуем во всех крупнейших мегапроектах, я имею в виду Россию. И в ЦЕРНе, и на других международных площадках мы практически везде участвуем. Вот это первое. И я рекомендую, конечно, и вам стараться туда либо самостоятельно, либо через систему академии наук стремиться.

И, второе, мы будем и дальше поддерживать – может быть, немножко модернизируем систему мегагрантов. Это тоже чрезвычайно интересная вещь, которая дала хороший результат, заключающийся в том, что к нам начали приезжать исследователи: и наши бывшие соотечественники, и просто иностранные наши коллеги, и наши ученые, – которые с использованием вот этих средств привлекают молодых исследователей для разработки той темы, на которую они получили этот мегагрант. И, по сути, создают или целое направление, или даже можно говорить о создании школ.

Вот по этим направлениям будем действовать и дальше.

- Хотелось бы сказать, что в настоящее время, примерно с 2008 года мы стали ощущать массированную государственную поддержку науки, в частности молодых ученых, – продолжил тему заведующий лабораторией нейросетевых систем Южного федерального университета Яков Коровин. – Благодаря этим возможностям, которые  предоставляют гранты Президента, гранты РФФИ, ФЦП, мы создаем научный фундамент, который используем далее в прикладных проектах. На базе этих исследований мы создаем реальные коммерческие продукты, которые предлагаем бизнесу исходя из его потребностей. В настоящее время система поддержки принятия решений для управления фондом высокодебитных скважин находится в опытной промышленной эксплуатации в «Сургутнефтегазе» и включена в план инновационных закупок. Если все пройдет нормально, а в данный момент все пока идет хорошо, людям система нравится, они ею пользуются, то они у нас ее купят. Хотелось бы поблагодарить за эти возможности, которые появились в последнее время. Мы эту поддержку ощущаем, чувствуем, и всеми этими возможностями пользуемся. То есть это спасибо не только от коллектива нашего вуза, а, думаю, от всех молодых ученых, которые хотят работать и верят в то, что они делают. Но тем не менее некоторые проблемы существуют в плане закрепления молодых талантливых кадров именно в инженерной науке.<…>

На мой взгляд, одним из таких эффективных инструментов, которые позволили бы молодым людям оставаться в науке и пользоваться теми возможностями, которые и так предоставляются, это улучшение жилищных условий.

<…> Жилье – действительно одна из самых острых проблем, - отметил президент. - Но она вообще в стране одна из самых острых; уже 100 лет, наверное, самая острая проблема.

Кампус Вы упомянули, и сейчас строится, насколько я понимаю, еще один где-то на

580 мест общежитие. Мы, к сожалению, в 2009 году должны были программу строительства общежитий студенческих сократить в связи с необходимостью консолидации бюджетных средств в период кризиса, потом немножко добавили и, разумеется, будем эту программу продолжать. Но мне кажется, что для перспективных молодых ученых и преподавателей нужно создавать отдельные программы, причем такие, которые бы позволили молодым семьям получить квартиру, пусть и небольшую, скромную, но свою, а потом по результатам работы за несколько лет иметь возможность по каким-то приемлемым для молодых семей ценам получить это в собственность. Вот такую программу нужно будет делать.

Я не знаю, насколько мы сейчас готовы это делать, и скажу откровенно почему. Слушаете, вы все – люди современные и интересующиеся текущими проблемами. Те задачи, которые мы нарисовали до 2018 года, – это в основном социальные проблемы. Там много всяких проблем: и образовательных, кстати говоря, и оборонных, но в том числе социальных, связанных с повышением уровня заработной платы в различных секторах экономики и в социальной сфере. У нас все очень напряжено. Но проблема, о которой говорите Вы, она из наиболее острых, важных, и поэтому все-таки мы постараемся найти такой вариант, который был бы возможен и для бюджета, и был бы реализуем для людей, приемлем был бы для людей.

Вы знаете, это можно делать разными каналами, конечно, обязательно только совместно с регионами. Нужно землю выделять бесплатно, нужно создавать сети – это самая дорогая вещь, и здесь можно было бы подумать о федеральном каком-то участии. Сами коробки построить не так уж дорого. Самая дорогая вещь – это сети. Вот на эту тему можно и нужно, и будем думать.

- Хотел бы вернуться к вопросу относительного того, что, собственно говоря, сейчас поддержка молодых ученых, она действительно реально осуществляется, - поддержал тему научный руководитель ЮФУ Владимир Минкин. - Все молодые ребята, ученые, которые здесь сидят, они все имеют либо гранты Президента, либо стипендии Президента, либо гранты Российского фонда фундаментальных исследований, и их много, и действительно это реальная серьезная поддержка. В частности, успешная программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России».

Но проблема закрепления молодежи, она существует. И я хотел бы сослаться здесь на нашего знаменитого Нобелевского лауреата академика Гинзбурга Виталия Лазаревича, который говорил, что для того, чтобы российская наука имела достаточное количество ученых, нужны четыре фактора.

Первое – это достойная зарплата, не большая, но стабильная. Вот ее мы не имеем. Научный сотрудник университета не имеет, собственно, реального статуса. В новом Законе об образовании он вообще не прописан, его там не существует, так же как и научно-исследовательские институты университета. А это важнейшее, я считаю, достижение нашей образовательной системы – НИИ университета, который имеет все достоинства и преимущества академического института плюс прямой и непосредственный контакт с факультетами, возможность отбирать  лучших, наиболее перспективных студентов, задерживать и передавать дальше в академию наук или другие подразделения.

Второе, о чем говорил Гинзбург, – это жилье. Этот вопрос уже был затронут. Я понял, что Вы обратили на него особое внимание.

Третье – оборудование. И вот здесь интересно: академия наук решила первые два вопроса: достойная зарплата и жилье. Но она решила это за счет того, что она не может закупать оборудование. Вот здесь как раз вузы имеют преимущество. Последние возможности, так сказать, закупки оборудования для вузов, они существенно выше.

Ну и четвертое, о чем говорил Виталий Лазаревич, – это быстрота исполнения решений. Но он имел в виду тогда ФЗ 94-й. Как я понимаю, с ним сейчас имеется определенное продвижение.

Я познакомился недавно с последними концепциями – мы говорили об этом с Андреем Александровичем – двух программ на 2014 год: это «Кадры» и «Исследования, разработки». Они содержат очень важные пункты. Во-первых, гранты продлены, существенно продлены. Это уже не такие гранты – на год, на два. Это будет способствовать закреплению. Но по-прежнему, хочу на этом закончить, проблема закрепления и удержания талантливой научной молодежи у нас в университетах остается весьма серьезной.

<…>Научный сотрудник вуза не имеет четкого статуса. Скажем, в наших научно-исследовательских институтах они дают минимум половину и больше, в общем-то, научной продукции, во всяком случае публикационной – больше половины. Но мы можем заполнить штат, очень скромный штат нашего научно-исследовательского института не более чем на треть. Все остальное – это результат грантов, различных программ и так далее. И молодежь не чувствует стабильности. Вот сегодня он молодой, имеет грант Президента. Действительно, это солидный грант – до 2 миллионов. У нас несколько человек, которые имеют такие гранты. У ФЦП гранты очень существенные. А завтра ему 30–35 лет, и он не видит перспективы. Это то, о чем говорила, в частности, Елена, что, не ощущая перспективы, не ощущая стабильности, он чувствует себя временщиком.

Если бы научный сотрудник имел скромный статус, допустим, ассистента, если бы для этого выделялись соответствующие средства – они мизерны по сравнению с теми, которые идут на гранты.

- Это примерно то же самое, что говорили об инженерах в другом подразделении, - повторил Владимир Путин. - Я в целом уже на этот вопрос отвечал, поэтому не хочу повторяться.




comments powered by HyperComments
газета
'Южный Университет'
gazeta@sfedu.ru, pr@sfedu.ru
344006, г.Ростов-на-Дону,
ул.Большая Садовая, 105/42,
ком.506 б
Горшенкова Ольга Александровна


+7(863)263-82-85
+7(863)244-09-94